Республиканский литературно-публицистический,
историко-культурологический, художественный журнал
Республикаса литература, публицистика,
история, культурология да художественнoй журнал
(8212) 201-499
г. Сыктывкар, ул. Карла Маркса, д. 229

Главный редактор

П. Лимеров

info@artland.ru

Слово «АРТ» имеет в коми языке значение «порядок», «лад» и восходит к финно-угорскому - «понимать», «мыслить».

Журнал рассчитан на преподавателей, ученых, деятелей культуры, студентов гуманитарных факультетов, учителей и старшеклассников, а так же всех тех, кому интересны проблемы литературы, истории, культуры, общественной жизни Республики Коми.

Новости редакции

Елена Вишнякова
13.04.2018
В Доме дружбы народов 12 апреля состоялась презентация первого в этом году номера журнала «Арт». В этот раз журнал посвятили теме взаимоотношения Украины и Коми. В номере опубликованы очерки, стихотворения и путевые заметки коми писателей, а также дневники журналиста Андрея Стенина, уроженца Коми, погибшего на украинской земле.
Республика
09.04.2018
10 апреля исполняется 75 лет одному из ведущих писателей Коми Петру Столповскому. Накануне юбилея писатель встретился с почитателями своего таланта в Национальной библиотеке республики.

Подписной индекс
П4453

«Художник – животное социальное»

img

(Интервью по переписке двух художников Анастасии Масловой и Ирины Романовой)

 

Если и есть естественное пространство для художника, то это одиночество. Если возникает озарение, то в тёмных углах его подсознания. Если наступает молчание, то перед неизбежностью диалога.

 

"Под водой", 2014 г. Оргалит, масло

 

Ирина. Ася, расскажи о себе, о детстве. 

 

Ася. Про детство либо хорошо, либо никак… Училась в ДХШ, потом лицее им. Иогансона в Санкт-Петербурге, после закончила РГПУ им. Герцена, заочно.

 

Ирина. Как скоро пришло осознание художественного призвания? 

 

Ася. Не было никакого осознания художественного призвания. Оба родителя преподавали в ДХШ. Соответственно без всякого осознания и без особого рвения я там училась. Это было, кстати, не так отвратительно, как всё остальное в моей жизни на тот момент. Я сейчас благодарна такому стечению обстоятельств, потому что не могу представить, как можно не обрабатывая творчески, не преломляя, не иронизируя, пережить эту жизнь.

 

 

Ирина. Известно, что твой отец – художник. Он был твоим учителем? 

 

Ася. Отец не был для меня учителем. Я вообще ни о ком так сказать не могу. В мою творческую деятельность он особо не вмешивался, хотя всю жизнь занимается преподаванием. Ну иногда осторожненько так скажет какую-нибудь аргументированную гадость. Я вообще всегда боюсь его оценки, поэтому ничего обычно не показываю. Для меня он недостижимо крут.

 

 

 

Ирина. Скажи, чьё мнение о твоём творчестве для тебя важно? 

 

Ася. Не буду врать, что я независима от мнения окружающих. Я вообще всех слушаю внимательно, если у кого есть что сказать. Если к работе есть вопросы у зрителя, значит, она недостаточно убедительна. Значит, надо дальше думать. Интересует, конечно, мнение тех, кто сам является творчески мыслящей единицей. Но вообще, если я точно знаю, что это хорошо, никто меня не переубедит.

 

Ирина. Некоторые художники акцентируют на том, что их деятельность – это изнурительная систематическая работа, и не признают обращение – творческая, как не серьёзная, подобная увлечению. То, что ты делаешь, считаешь творчеством или работой? 

 

Ася. Для меня это не работа... Но иногда в процессе, когда решаешь трудную художественную задачу, можно довести себя до белого каления. Достичь или не достичь желаемого результата и чувствовать себя изнурённым тружеником кисти. Но всё-таки, то, что я делаю, считаю творчеством. Иногда это непредсказуемый эмоциональный процесс с элементами чуда, местами мучительный, бесящий, а иногда занудно-медитативный. Но обязательно есть влюблённость в образ, над которым работаешь. Другого мотива что-то делать у меня не бывает.

 

 

Ирина. Как к тебе приходит замысел картины, рождаются образы? Возникают ли они как вспышки в сознании, и ты немедленно пытаешься их воплотить или долго выстраиваешь сюжет, наблюдая за природой, человеческими взаимоотношениями, обращаешься к прошлому… 

 

Ася. И так и этак бывает. И ещё частенько начнёшь одно, а вырисовывается другое. Почему бы не отпустить то, что просится.

 

Ирина. Какие темы волнуют и чаще всего находят отражение в твоём творчестве? 

 

Ася. Основная тема – одиночество, страх, трепет и боль в домашних условиях.

 

 

Ирина. У тебя недавно состоялась персональная выставка. Как у художника, какие ощущения в тебе вызывает зритель, который смотрит твои работы в данный момент? Присутствует ли момент волнения и вообще насколько для тебя важна его оценка?

 

Ася. Чувствовала неловкость за содеянное с одной стороны, с другой – ощущалась поддержка, одобрение зрителей. Когда не уверен в себе, это помогает. Тогда это было важно.

 

Ирина. Сколько персональных выставок у тебя было?

 

Ася. «Сверхъестественный отбор» – первая.

 

Ирина. Во времена Эпохи Возрождения была очень развита аллегорическая живопись. В твоих работах много изображений рыб, птиц, даже есть свинья. Зрителю понятны эти образы, но тем не менее, всматриваясь, он ищет тайный смысл, своеобразный сюжет. Твои художественные образы с подтекстом? 

 

Ася. Нет никакой морали у этой басни. Это кусочки ткани из моего личного измерения. Я таким образом скорее сама с собой общаюсь, выискиваю что-нибудь повкусней в бульоне своего бессознательного. А то, что это кто-то наблюдает со стороны и реагирует, это тоже часть процесса. Почему «даже»? Свинья тоже человек. свинья – это современный эквивалент единорога. Единорог постмодернизма.

 

Ирина. Расскажи про «Жизнь голубой свиньи». 

 

Ася. Ничего не знаю об этом. Мы случайно пересеклись. После этого связь не поддерживаем.

 

 

Ирина. Какая самая любимая работа, что с ней связано? Расскажи процесс создания.

 

Ася. Любимая работа, это как правило, самая свеженаписанная. Сейчас это «Спящий Бенедикт». Но, правда, её сразу же купили, ещё не просохшую. Я даже не успела её улучшить-испортить как следует. С этой картиной всё было быстро и просто. Я часто делаю наброски со своего кота. Он очень хорош собой, белый с рыжими пятнами, довольно упитанный. Он любит спать в разных эффектных позах. Особенно хорошо смотрится на ярко-алом покрывале. Вот так он и был зафиксирован на холсте.

 

Ирина. Чьи работы тебя вдохновляют?

 

Ася. Из современных художников – Алексей Теренин.

 

Ирина. Как ты думаешь, художник нуждается в Союзах, Объединениях или он самодостаточная единица? 

 

Ася. Зависит от человека. Есть ярко выраженные одиночки. Но по большей части художникам всё-таки нужна среда единомышленников. Художник – социальное животное.

 

Ирина. Достаточно ли тебе пространства для творческой реализации: мастерской, города, республики? 

 

Ася. Я ещё не отрастила такой радиус поражения, чтобы мне было недостаточно республики. Тут есть и целевая аудитория, и подходящие выставочные залы (я имею в виду Сыктывкар. В Ухте нет ни того, ни другого. И смысла выставляться не вижу). Мастерская у меня достаточно просторная, удобная. Место намоленное. Раньше там папа работал. 

 

 

Ирина. Каким видишь идеальное место для экспозиции своих работ: залы галереи, лофт-пространство, уличная среда? 

 

Ася. Смотря какой проект. Но не уличная среда однозначно. Лофт-пространство скорее. Но вообще, я об этом не думаю особо. Нужно иметь какой-то выставочный опыт, наверное, чтобы мыслить проект в пространстве.

 

Ирина. Над чем работаешь сейчас и какие творческие планы на ближайшее будущее? 

 

Ася. Сейчас я начала работать над новым проектом. Но это длинная история. Выставка может быть не раньше, чем через год. Рассказывать об этом я бы пока не стала.

 

20.02.2018